Пилот НЛО (pilottttt) wrote,
Пилот НЛО
pilottttt

Categories:

Чехов (в смысле город). Пушкин, много снега и Чехов (в смысле писатель)

Давненько мы никуда не выезжали… И на этот раз, по случаю восьмого марта, решено было выехать уже наконец-таки куда-нибудь не сильно далеко, при условии, что в этом населённом пункте музеи на праздник не закроются. После недолгих изысканий выбор пал на небольшой городок к югу от Подольска, ныне носящий имя писателя, который долгое время проживал здесь, неподалёку, в усадьбе Мелихово.

Собственно, город как таковой здесь возник совсем недавно – в 1954 году, и в его основе лежало знаменитое в среде пушкинолюбов село Лопасня. Хотя, если уж совсем по-правде, то когда-то, веке в XII, где-то в этих краях (а может – даже и на этом же самом месте) существовал город Лопасня, давший название селу.

Самая первая достопримечательность города Чехова находится в двух шагах от вокзала,
и это – почтовое отделение конца XIX века, созданное непосредственно по
инициативе А.П. Чехова (а, кстати, вот и он сам)

Едва поселившись здесь, Чехов, как человек, ведущий большую переписку, столкнулся
во всей красе с проблемой отправки и получения писем при отсутствии в ближайших окрестностях
работоспособного почтового отделения. А кое-кого по-соседству, в усадьбе Семёновское-Отрада,
настолько достала необходимость ездить за почтой за тридевять земель, что эти самые кое-кто
скинулись и открыли свою собственную частную телеграфную станцию. Но, впрочем,
Отрада тоже находится не в двух шагах, и потому вскоре А.П. Чехов становится главной движущей
силой в движении за открытие в Лопасне своего собственного почтового отделения. И плодом
этого движения стало вот это самое почтовое отделение, впервые открывшее свои двери для
посетителей 2 января 1896 года

Ныне в этом здании находится музей писем Чехова, которые сами по себе едва ли не интересней
всех произведений писателя. По край ней мере, будь во времена Чехова интернет-блоги –
думаю, он был бы в них самым интересным и читаемым блогером.

А вот это уже – чистейшей воды неправда. Никакая это не почтовая станция, и данное строение
никогда ей не являлось. По-видимому, авторы этой мемориальной таблички просто не знают,
что такое почтовая станция, и чем она отличается от почтового отделения.
Хотя, возможно, это они так сократили фразу «Почтовое отделение при ж/д станции»

Если вы следите за моим блогом, то, наверное, помните, что чуть более полугода назад мы (группа заинтересованных лиц) предприняли сумасшедшую затею – пройти пешком вдоль когда-то существовавшего Волоколамского почтового тракта – от старого московского почтамта, и до того места, где когда-то в Волоколамске находилась почтовая станция. В серии постов об этой «прогулке» я подробно рассказывал как о почтовых станциях, так и обо всей некогда мощнейшей почтовой системе дореволюционной России. Вот, к примеру, в посте-анонсе я пытался разобраться, как вся эта система работала, а в посте про Новопетровское я попробовал изобразить, так сказать, в красках и образах, что из себя представляла почтовая станция. Но, дабы сильно вас не утомлять процедурой клацания по ссылкам, просто напомню, что почтовая станция как таковая подразумевает наличие на ней сменных ямщиков и сменных лошадей для проезжающих экипажей (причём не только почтовых), место для ночлега, а также всё необходимое для оперативного ремонта неисправных экипажей. В здании же, на крыльце которого мы сейчас находимся, ничего этого никогда не было. Всё, что здесь было, это – приём и выдача почты и телеграмм. То есть, по сути, это – не почтовая станция, а почтовое отделение.

Однако, эта самая табличка сподвигла меня на дальнейшие попытки докопаться, так сказать, до того места, откуда ноги растут, тем более, что мне уже не впервой исследовать почтовые дорожники XIX века.

Итак, в ходе расследования выяснилось, что почтовая станция в Лопасне действительно когда-то существовала, но находилась она совсем в другом месте. Вот, к примеру, в дорожнике за 1824 год на дороге № 9 (Москва-Воронеж) между Подольском и Серпуховым указана действующая почтовая станция Лопасня:
Почтовый дорожник 1824 года
Здесь же мы видим как расстояния до соседних станций (32 и 27 верст соответственно), так и количество содержавшихся на станции лошадей: 30. Последняя цифра говорит нам о том, что на воронежском почтовом тракте присутствовал достаточно большой (по тем временам) трафик, а потому и обслуживающая тракт почтовая станция должна была быль достаточно крупной.

В дорожнике за 1829 год станция Лопасня также присутствует, и числится на той же самой дороге № 9. Единственное отличие – здесь, в качестве пояснения, добавлено второе название села – Зачатьевское, доставшееся Лопасне от названия церкви конца XVII века:
Почтовый дорожник 1829 года

В дорожнике за 1842 год почтовая станция Лопасня всё ещё обозначена, но теперь она числится за дорогой № 1: Петербург – Азов:
Почтовый дорожник 1842 года

А вот в следующем издании, до которого мне удалось добраться, за 1852 год лопаснинской почтовой станции уже нет. Вместо неё на тракте открылись сразу две станции: Молоди и Солнышевский выселок (ныне – деревня Солнышково). О причинах этой реорганизации движения я не знаю, но могу предположить, что всё дело в расстояниях: 32 версты от Подольска до Лопасни – это достаточно много для конного экипажа, движущегося с максимальной скоростью (а именно так почтовые экипажи и ездили, т.к. существовали достаточно жёсткие нормативы на скорость и время проезда между станциями). По-видимому, именно исходя из этих соображений и было решено заменить станцию в Лопасне на две в соседних населённых пунктах, тем самым уменьшив расстояния между ними до 18-20 вёрст.

Из того же дорожника за 1852 год мы узнаём, что мимо Лопасни тогда проходило аж целых три почтовых маршрута. Первый из них – № 1016 Москва – Ленкорань (Азербайджан):
Почтовый дорожник 1852 года

Второй – № 1122 Москва – Овидиополь (Украина)
Почтовый дорожник 1852 года

И третий маршрут – № 1200 Москва – Радзивилов (ныне – Радивилов, Украина)
Почтовый дорожник 1852 года
Надпись «Вольные почты» справа, на том месте, где обычно указывается количество лошадей на станции, сообщает нам, что данный почтовый тракт обслуживался частными ямщиками на собственных лошадях и экипажах (то есть, не приписанными к какой-то конкретной почтовой станции).

17 ноября 1866 года начала функционировать Московско-Курская железная дорога. С этого момента все почтовые перевозки пошли уже по ней, почтовый тракт же был закрыт, а почтовые станции упразднены. Именно поэтому в дорожнике за 1871 год уже нет ни Молодей, ни Солнышевского выселка, но есть ж/д станция Лопасня:
Почтовый дорожник 1871 года
Впрочем, наличие ж/д станции вовсе не означает наличия почты. Потому вся корреспонденция, адресованная в Лопасню, доставлялась сюда сложным путём через Серпухов и складывалась в специальный шкаф, находящийся в кабинете начальника вокзала. Соответственно, чтобы эту почту получить, приходилось дожидаться появления этого самого начальника на рабочем месте, а также молиться и надеяться, что вашу почту не прихватил из шкафа кто-нибудь другой. Хотя в большинстве случаев проще и быстрее было съездить за своей почтой в Серпухов.

Примерно ту же картину мы видим и в дорожнике за 1875 год, разве что станций на железной дороге стало заметно больше:
Почтовый дорожник 1875 года

А вот в дорожнике за 1906 год напротив Лопасни появилась сноска:
Почтовый дорожник 1906 года
, по которой мы находим, что при ж/д станции действует одноимённая почтово-телеграфная контора:
Почтовый дорожник 1906 года (примечание)
И вот здесь уже как раз речь идёт о том самом здании почты, у входа в которое мы сейчас стоим. И, возможно, именно это имели в виду авторы таблички, когда обозвали это здание почтовой станцией.

Впрочем, хватит уже дышать электронной пылью из электронных сканов дорожников XIX века, давайте уже наконец войдём внутрь музея.

Ямщик во всей своей красе

Как я уже когда-то писал, изначально на Руси никаких почтовых отделений не было,
а просто ямщик с экипажем следовал по городу одним и тем же заранее известным маршрутом,
по пути принимая и раздавая почту. Соответственно, требовалось некое средство для
привлечения внимания (чтобы все заинтересованные лица узнали о приближении ямщика).
Первоначально это средство выглядело вот так и было сделано из бересты

Конечно же, берестяные рожки – штука недолговечная, ломается от любого случайного
воздействия. Какое-то время их пытались заменить медными рогами, но они не прижились
(попробуйте подудеть в такой на сильном морозе – сами догадываетесь, что из этого получится).
Потому основным средством сигнализации для почтовых экипажей стали колокольчики.
Изначально они возвещали о приближении почты, позже стали элементом безопасности
(если вы слышите приближающийся звон таких колокольчиков, значит прямо на вас несётся во
весь опор почтовая тройка). Более того, законодательно было запрещено вешать подобное
средство сигнализации куда-либо, кроме почтовых экипажей.
Здесь же мы видим и верстовой столб. Такими были размечены все почтовые дороги,
и именно по ним рассчитывалась плата за прогон (т.е. стоимость проезда от одной
почтовой станции до другой)

Форма почтальона несколько раз менялась. Кстати, изначально эта профессия называлась
«почтарь» (сотрудник, занимающийся доставкой почты между городами, сопровождающий её
на всём маршруте следования) или «письмоносец» (разносящий письма по городу)

В следующем помещении воссоздан интерьер почтового отделения времён А.П. Чехова

Если просунуть голову в окошко, то по ту сторону обнаруживается множество предметов,
реально бывших в употреблении на этой (ну или на какой-то другой) почте конца XIX –
начала XX веков

Вдалеке у окна стоит телеграф, а на стене висит предмет роскоши тех времён – телефон.
Где-то здесь надо было бы что-то такое пошутить, что не хватает ещё крейсера Аврора,
но думаю, что это уже будет банальностью

Ну а букет напоминает нам, что мы приехали в город Чехов восьмого марта

От посетителей это помещение отделено дверью с традиционным «Посторонним в…»,
украшенной картиной с изображением почтового экипажа

Ну, здесь и так всё понятно…

Такой картой обычно комплектовался почтовый дорожник – основное почтовое издание, справочник
всех почтовых дорог, станций, расстояний, стоимостей прогона и т.д. Фрагменты сканов из таких
дорожников я вывешивал чуть выше по тексту. Вот эта карта, к примеру, прилагалась к
дорожнику 1906 года издания.
Основная часть перевозок к тому моменту уже осуществлялась по ж/д, так что все
действующие почтовые дороги в стране можно было уже пересчитать по пальцам

Оригинал бланка телеграммы, в которой сообщалось
об открытии вот этого самого почтового отделения

Ну а здесь – небольшая подборка предметов, которые можно было в то время
приобрести на почте: газеты, марки, конверты, открытки…

Также музей изобилует всевозможными почтовыми документами,
найденными здесь при реставрации здания

Нагрудные знаки почтальонов отличались в зависимости от времени и региона

Рядом – ещё один почтовый ящик

Неожиданно интересную экскурсию по этой экспозиции нам провёл музейный охранник. По его словам, работа охранника состоит в том, чтобы подсматривать за посетителями, а он попутно ещё и подслушивает за экскурсиями, ну и заодно запоминает. Словом, если бы не форма, можно было бы запросто принять его за профессионального экскурсовода.

Следующая экспозиция целиком и полностью посвящена письмам Чехова, написанным им
в период проживания в Мелихово (а это – более двух тысяч писем, адресованных без малого
четырёмстам корреспондентам), а также ответам на них. В первую очередь выделены,
конечно же, письма, посвящённые почтовому сообщению (почитайте – не пожалеете!)
Вообще, в жизни А.П. Чехова значительное место занимала как почтовая переписка, так и
взаимоотношения с почтовыми организациями. Вот, помнится, всё в той же Истре
(бывш. Воскресенск)
я рассказывал о том, как местный почтмейстер подкинул ему идею
рассказа «Экзамен на чин», и с какими проблемами столкнулся писатель при попытке срочно
отправить этот рассказ своему издателю

Ну а эту фотографию в городе Чехове можно увидеть чуть ли не повсюду. Это – А.А. Пушкин,
старший сын А.С. Пушкина, долгое время проживавший в усадьбе Лопасня-Зачатьевское
(впрочем, об этом мы поговорим чуть позже, когда попадём в эту самую усадьбу).
Честно говоря, при съёмке я пытался с помощью поляризационного фильтра избавиться от бликов,
но вместо этого получил какую-то непонятную радугу на фоторамке.
Словом, в жизни она не столь радужна ;)

Тем временем, мы покидаем этот интересный музей и направляемся в парк усадьбы
Лопасня-Зачатьевское.
В какой-то момент при обработке этого кадра я поймал себя на мысли, что за нынешнюю зиму
мне уже порядком подосточертело обрабатывать всевозможные снежные пейзажи

Тем временем вдалеке уже показался главный усадебный дом,
построенный в 1770 году и позже существенно перестроенный

Ещё начиная с XVI века усадьба принадлежала роду Васильчиковых, в ближайшем родстве с
которыми состоял второй муж Натальи Гончаровой – П. П. Ланской. В конце концов немалая часть
семейства Гончаровых/Пушкиных/Ланских переселилось сюда, из-за чего усадьбу долгое время
называли пушкинским гнездом. И это, в общем-то, вполне соответствует действительности,
ведь потомки А.С. Пушкина проживали здесь аж до самого 1917 года.

Напротив входа в усадьбу/музей находится наряженная новогодняя ёлка, на большую
часть своей высоты ушедшая в сугроб (и потому – думаю, что разрядят её ещё не скоро)

Заходим внутрь

Музейная экспозиция состоит в основном из усадебных интерьеров и семейных фотографий
Васильчиковых, Ланских, Гончаровых и Пушкиных. И уж конечно здесь повсюду
попадается та самая фотография А.А. Пушкина, старшего сына поэта, которую мы
уже видели в почтовом музее. Ну что же, прогуляемся по бывшей усадьбе…

Именно здесь, в усадьбе, уже через много лет после гибели А.С. Пушкина был обнаружен сундук,
в котором хранилась его неоконченная рукопись «Истории Петра»

Примерно напротив усадебного дома находится Анно-Зачатьевская церковь (1694 г.),
давшая второе название Лопасне. К церкви пристроена колокольня, огромная как ввысь,
так и вширь, полностью заслоняющая собой саму церковь – потому не поленитесь
подойти поближе и обойти её со всех сторон

А подойдя поближе вы обнаружите, что спрятавшаяся за колокольней церковь конца
XVII века раскрашена а ля пряничный домик и смотрится довольно странно и необычно,
что ну никак не гармонирует с классического вида колокольней

А вот и ещё одна причина для того, чтобы подойти поближе. Здесь, у стен храма,
находится семейное захоронение Пушкиных-Ланских. Часть памятников засыпана снегом,
но нам удалось отыскать здесь внука поэта – Сергея Александровича Пушкина,
а также его мать, Софью Александровну, жену А.А. Пушкина (того, что на фотографии).
Ну и ещё – нескольких Васильчиковых

А внутри церкви неожиданно обнаружился ещё один раритет –
вот этот «пасхальный привет» 1916 года с подписями всей царской семьи

Дальше – переходим через речку Лопасню и попадаем в центр города,
где сохранилось небольшое количество исторической застройки старой Лопасни

Дом купца Матвеева, он же – одна из экспозиций Музея Лопаснинского края
(и сегодня она закрыта)

Чеховский городской театр. Думаю, в этом театре уже всего Чехова
перепоставили вдоль и поперёк, и теперь на нём висит афиша «Золушка»

Где-то здесь мы перекусили кофе с пирожками и отправились обратно в сторону вокзала.

Хотел я вам заснять и показать само старое здание лопаснинского вокзала 1880-х годов постройки, но мне это принципиально не удалось – всё пространство вокруг него настолько плотно застроено всевозможными магазинами и торговыми комплексами, что вокзал не то, что заснять, а даже увидеть целиком невозможно.

Но за то – вот вам странная металлическая композиция,
установленная возле одного из тех околовокзальных торговых комплексов

А теперь – немного острых ощущений. На Википедии про город Чехов сказано, что в нём, в связи с большим ростом населения, наблюдается сложная обстановка по обеспечению населения социальными услугами, а также имеется довольно большое количество алкоголиков и наркоманов. Ничего из этого на улицах Чехова мы не заметили, но вот недолгое наше пребывание в здании вокзала всё это с лихвой компенсировало: с нами в зале ожидания находилась странного вида тётка, которая довольно долго толкала куда-то в эфир речь примерно следующего содержания: «Что ж за жизнь такая – напасть за напастью: то коронавирус, то наркотики. Вот если меня ещё раз спросят, почём у меня наркотики – скажу им, что никаких наркотиков у меня нет». Словом, выражаясь простым русским языком, we have no bananas today.

Такой вот бесплатный цирк под занавес поездки.

P.S. За сканы почтовых дорожников – по-прежнему огромное спасибо проекту road.globeofrussia.ru


This entry was originally posted at https://pilottttt.dreamwidth.org/357910.html.
Tags: достопримечательности подмосковья, московская область, подмосковье, поездки, почтовые дороги, почтовые станции, почтовые тракты, путешествия, туризм, фото, ямская гоньба, ямщики, ямщина
Subscribe

  • И снова уходим в леса

    Итак, на этот раз мы вооружились резиновыми сапогами и, преодолев небольшую полосу водных препятствий, проникли-таки в лес. Попробую описать в…

  • Немного неба

    Попробовал вчера впервые после зимы сходить на разведку в лес. По итогам сделал вывод, что, несмотря на внезапно свалившееся на нас лето, в лесу без…

  • Лобня деревенская

    Вот наконец и пришло тепло в наши края. И замечательная солнечная погода прямо-таки требует уже наконец-таки выкатить застоявшийся в гараже…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments